Автор Тема: Как же ты мог?!  (Прочитано 33521 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Nika+Arthemida

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 4305
  • Рейтинг: 118
  • Пол: Женский
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #30 : ноября 22, 2010, 02:04:14 »
Меня сдали в приют.....

(Приют глазами домашней собаки) :

http://vozmi-sobaky.ru/glazami-sobaki.html

Оффлайн Кэт

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1285
  • Рейтинг: 23
  • Пол: Женский
  • Друг собаки - это звучит гордо.
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #31 : мая 01, 2011, 22:28:22 »
... Нечаянно наткнулась в инете, автор не указан...

Его купила девушка на птичке.
Щенок был счастлив и хотел лизнуть.
Его продавший скупщик по привычке
Взяв деньги, постарался улизнуть.
Она была в восторге, улыбалась.
Он быстро рос весёлым, не больным.
Но с ним она совсем не занималась.
Он вырос бестолковым и шальным…
Был баловнем, повесой, шалопаем.
Он всех любил и не имел врагов.
Встречал и провожал хозяйку лаем.
И терпеливо ждал её шагов.
Хозяйке нравилось, когда они гуляли,
Что замечают все теперь её.
А если к ней когда-то приставали,
Пес смело заступался за неё.
Ему дрессуры трудно доставались.
Он всех любил. И всех хотел лизнуть.
От всех команд, которые давались,
Всегда старался тихо улизнуть.
Тогда хозяйка в клуб вступить решила.
Чтоб на вопросы все найти ответ.
На выставку пойти с ним поспешила.
Ведь он красавец – в этом спору нет.
На выставке он в ринге шел последним.
Он рад был всем и поводок тянул.
Судья сказал, оценку дав соседним,
Что до стандарта он не дотянул.
Там всем подарки разные дарили,
И с ринга не ушел никто пустой.
Его же с ринга просто удалили.
Сказали, непородный он… - простой.
Сказали, что ходить он не умеет.
Что хэндлер из хозяйки – никакой.
И что судья понятий не имеет.
Представлен пес породы был какой.
Она его от злости отхлестала…
А он чудак понять никак не мог.
За что его любить та перестала.
И угодить хотел, как только мог.
Сначала его думала продать.
Потом хорошие искала руки…
Потом решила хоть куда отдать…
Кому угодно лишь бы на поруки…
Опять попал он к скупщикам на птичке…
Пес всех любил… И всех хотел лизнуть…
Смахнув слезу рукою по привычке…
Хозяйка поспешила улизнуть...
Пес вырывался и истошно выл.
Был бит жестоко и неоднократно.
Но всё равно хозяйку не забыл.
Скулил и выл… и звал её обратно.
А скупщик с ним жестоко обращался…
И дал понять: собачья жизнь - не рай….
Но через пару дней с ним распрощался,
Продав кому-то охранять сарай.
Пес всех любил… и охранять не мог …
Он только выл с тоски на всю округу…
Терпел хозяин новый сколько мог…
Потом отвел к ветеринару другу…
Над псом склонился со шприцом детина...
Чтобы закончить пса короткий путь.
И равнодушно дозу Детилина
Вколол собаке, предложив уснуть…
А пес лизал протянутые руки.
Как будто он людей благодарил.
За избавление его от муки,
Жить без хозяйки, что боготворил…
Надеюсь, всем ответ держать придется.
За то, что каждый в жизни натворил.
И нам когда-то встретить доведется
Тех, кто при жизни нас боготворил.
В ответе мы за тех, кого учили!
За тех, кого разводим продаём
За тех, кого когда-то приручили!
За тех, кого так часто предаём…
Друзей не выбирают ради моды.
Ведь красота душевная без лиц.
И верность не зависит от породы.
А преданность собачья без границ…
Кошка полна тайны, как зверь; собака проста и наивна, как человек. (Карел Чапек)

Оффлайн Akiro

  • Sr. Member
  • ****
  • Сообщений: 418
  • Рейтинг: 14
  • Пол: Женский
  • http://vk.com/ridgehelp
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #32 : июля 06, 2011, 11:08:32 »
Дмитрий Глуховский

ИСТОРИЯ ОДНОЙ СОБАКИ


Маленький рыжий мальчишка обнажил в радостной улыбке попорченные зубы и натянул
верёвку. Собака уже пересекла роковую линию, но не она, а шедший вслед за ней
человек был настоящей целью; нога в хорошо вычищенном ботинке зацепилась за
верёвку.

Оборванный шаг...

Испуганный вскрик, нелепо выставленная вперёд рука. Падение. Падение навзничь,
лицом в асфальт. Круглые чёрные очки взрываются сотней угольных брызг, осколки
вгрызаются в лицо, борозды разодранной кожи наполяются кровь. Но не это самое
страшное.

Падая, уже не в силах сдержать испуганный вскрик, человек нелепо и неловко
выставляет вперёд руку, и попадает ей по собачьей спине. Собака испуганно
взвизгивает и отскакивает в сторону, уходит из-под падающего тела, - с тротура -
на дорогу, вырвав поводок из разжавшейся руки.

...Дьявольское скрежетание безнадёжно запоздалых тормозов, и глухой удар вышибает
из лёгких пса последний звук, между поскуливанием и вздохом, и отшвыривает уже
неживое тело на несколько метров. Задний ход. Вывернутый вправо руль. И лицо
водителя: круглые от испуга глаза, приоткрытый, словно в гримасе боли, рот, как
будто его пальцы не сжимают до побеления руль, а скребут бессильно асфальт, -
как будто это не он, а его. Газ - и легковушка с помятым радиатором срывается с
места и уходит, пьяно петляя, оставляя облаке голубоватой бензиновой гари
человека, медленно отрывающего от наждака асфальта разбитое и окроввавленное
лицо. Руки не шарят по земле, не ищут очки, которые никогда не были нужны, руки
не пытаются вытереть кровь, заливающую глаза. Она не мешает им видеть: эти глаза
никогда не видели.

Человек тяжело садится и пытается произнести волшебное слово, но заходится
кашлем. В конце концов сиплым голосом, последним усилием надорванных в крике
связок, произносит: "Азор...", потом, через секунду - ещё и ещё, с нарастающим
отчаянием, потому что он уже понимает, что произошло: слух рисует ему не менее
точную картину произошедшего, чем могло бы дать зрение; но он всё отказывается
верить, и порванные губы сквозь боль пытаются свистеть, но ничего не выходит. И
тут доносятся шаги детских сандалий, лёгкий топот убегающего маленького ублюдка.
Этот звук на миг отвлекает внимание сидящего на земле человека, он поворачивает
в сторону беглеца невидящие глаза и тихо шепчет: "Пожалуйста..." Но тут он наконец
понимает, что именно произошло, рука тянется назад и натыкается на протянутую
бечёвку, в ярости рвёт её на себя и губы беззвучно шевелятся, проклиная.

Потом ещё, в последний раз: "Азор...", и, сначала попытывшись поняться в полный
рост, а потом, когда подвёрнутые ступни дают о себе знать, отрешившись от мысли
подняться, - на четвереньках, медленно, орошая кровью полотно асфальта, он
ползёт к тому месту, где на боку лежит мёртвое тело собаки-поводыря, двигаясь на
звук падения, врубившийся в память и оставивший там незаживающую отметину, или,
может, на шум уже слетающихся мух, или на запах крови, но скорее всего потому,
что есть необъяснимая уверенность, что его собака лежит именно там. Он всё ещё
пытается свистеть, когда его вытянутые руки утыкаются наконец в липкий и горячий
от крови шерстяной бок. Порывистым движением слепой прижимается ухом к грудной
клетке убитого пса и ничего не слышит...

Но наверное это мерзкое назойливое жужжание мух мешает различить слабое биение в
глубине груди, ведь не может же быть, чтобы он умер, просто не может такого
быть!

Пальцы зарываются в густую шерсть, губы находят мокрый ещё нос, он чешет пса за
ухоми шепчет, шепчет: "Азор... Азорка..." Слеза бежит за слезой, горло набухает и
рвущиеся связки рождают нечеловеческий, полный тоски и отчаяния крик, а
ободранный кулак всё молотит, не чувствуя боли, асфальт.

Собираются люди - улица хотя и не оживлённая, но и не безжизненная. Через
четверть часа подъезжает скорая, его тормошат, обращаются к нему, но он говорит
только с убитой собакой, и губы бесконечно повторяют: "Азорушка... Азорка..."

Приносят воды, люди вовсю обсуждают происшествие, копаются в деталях, показывают
пальцами, и гудение толпы заглушает гудение мух.

Сильные руки отрывают наконец его грузное тело от асфальта, но он, почти по-
детски плача, тянется вслепую к телу пса, и тогда санитары, вопреки всем
инструкциям, укладывают и собаку рядом с его носилками в машине. Сирена, синее
мелькание мигалок - и скорая уносится прочь по сонным улицам, толпа нехотя
разбредается, и на месте остаётся только маленький мальчик, размазывающий по
лицу слёзы и давящий рвущиеся из груди рыдания, а сандалия бессмысленно проводит
по земле кровавые полосы - в чёрную лужу - и из неё... И когда он осознаёт, что
делает, то захлёбывается, срывается с места и удирает.

...В больнице слепой приходит постепенно в себя, но не желает расставаться с телом
собаки; на третьи сутки, когда начинает появляться уже запах, тело силой
забирают, но больной, оправившийся от ушибов и вывихов, теряет покой. Зажившие
губы тихонько свистят, и шёпотом, чтобы никого не разбудить и не настораживать
медсестёр, зовут и зовут, не останавливаясь даже во сне: "Азор...", а рука тянется
в ожидании, когда в неё уткнётся мокрый нос, когда горячий шершавый язык согреет
мёрзнущие пальцы...

Азор... Как будто если произнести это имя десять тысяч раз, это оживит собаку.
Конечно он знает, что это не так, что ничто уже не поможет ни ему, ни его
погибшему псу.

И даже самые нервные и раздражительные больные не скандалят и не жалуются
врачам, если посреди ночи их будит тихий, робкий и жалобный свист, свист
человека, подзывающего свою собаку, которая убежала и что-то всё никак не
возвращается... Но просто надо быть терпеливым и звать её ещё и ещё - она ведь
умная, она всё понимает, она не оставит его одного никогда, её же учили...

Его начинают подготавливать к выписке, заказывают для него лёгкую слепцовскую
трость и новые чёрные очки, заслоняющие незрячие глаза от любопытного мира, а он
всё зовёт и зовёт своего пса, свистит сквозь слёзы, и шепчет: "Азорушка... Азор...
Ну иди сюда, иди ко мне...", а иногда пытается построже: "А ну ко мне!", но пёс
всё равно почему-то не идёт...

За ночь до выписки он на ощупь подходит к окну, с трудом взбирается на
подоконник, перекидывает одну ногу в полосатой пижамной штанине через него - и
она повисает в десятке метров над мостовой, шлёпанец срывается и летит вниз, и
он прислушивается к звуку, думая о том, что шума от падения его тела будет
намного больше, и не ощущая ни страха, ни сомнения, не предаваясь воспоминаниям
ни о чём в своей жизни, кроме своего ушедшего друга. И перед прыжком в пропасть
он поворачивает голову к спящим в палате и в последний раз устало произносит:
"Азор..." Потом переносит и вторую ногу за подоконник, готовясь прыгнуть, но тут
до него доносится слабый неясный звук за закрытой дверью палаты: стук когтей по
полу?.. Собачьи шаги?.. Затем уже явный, такой знакомый звук: когти царапают
дверь, пытаясь открыть её, она поддаётся с лёгким скрипом, и слепой, не веря
своим ушам, перекидывает ноги обратно и осторожно слезает с подоконника, а в уши
уже просится новый, совсем невероятный звук - жаркое собачье дыхание,
приближающиеся шаги. Он тихо-тихо, почти беззвучно зовёт собаку... ...И в протянутую
ладонь утыкается мокрый холодный нос, а лохматый хвост, размахивая, обдаёт его
самым замечательным и близким в мире запахом - лёгким запахом псины. Он садится
на корточки и целует пса в уши, в лоб, руки скользят по пушистым бокам, гладят
шею, спину, а он всё говорит и говорит, узнавая знакомое до последней шерстинки
тело: "Азор... Вернулся... Азорка... Ну вот... Вернулся... А я тут, дурак старый...", и
счастливо смеётся, тихо, чтобы никого не разбудить, смеётся, когда собака лижет
его лицо.

На утро больные и персонал собираются в его палате. Ему дарят трость и очки,
произносят напутственные слова. Все поражены переменой, произошедшей в нём за
ночь: он успокоился, перестал свистеть и звать пса, лицо его расслаблено, даже
морщины разгладились, и только пальцы левой руки постоянно шевелятся, словно
почёсывая за ухом невидимого пса.

Он встаёт с кровати, ему подают трость, но он, улыбнувшись, откладывает её в
сторону, немного вытягивает вперёд правую руку, и сжимает кисть, берясь за что-
то незримое. И, попрощавшись, уверенно выходит из палаты, опережая пытающихся
помочь врачей, и идёт не наощупь, а почти как зрячий, идёт, ведомый кем-то, кто
тянет нетерпеливо его за вытянутую правую руку. Врачи немеют от удивления, а он,
безошибочно огибая все повороты, спускается по лестнице вниз, в залитый солнцем
дворик и вдыхает свежий летний воздух...

А потом оставшиеся в палате слышат его слова: "Азор, голос!" и до их слуха
долетает заливистый и счастливый собачий лай.
Отнимите у меня машину - и вы увидите мою беспомощность, посадите в темноту - и вы увидите мое безумие, отнимите друзей - и вы увидите как я умираю... (с) Я

Оффлайн yanikkk1

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2238
  • Рейтинг: 59
  • Пол: Женский
  • ЖИТЬ НУЖНО ТАК,ЧТО БЫ НЕ В ЭТОЙ СТРАНЕ
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #33 : июля 25, 2011, 19:12:35 »
"Я гоняю солнце, как мячик,  
Не собака я теперь, а тучка.  
Что же ты, хозяйка, все плачешь -  
Ты же видишь - мне здесь лучше!  
Шерсть пушистей и лапы мягче...  
Я уже ничем не болею...  
Только ты опять по мне плачешь,  
Ну не плачь же, мне здесь милее...  
Облака плывут, как ангоры,  
Тень бежит вдоль дорог-улиц,  
Я вернусь к тебе - очень скоро,  
Я уже, вообще-то, вернулась!  
Посмотри, вот идет дождик,  
Зеленеет трава в парке,  
А вон радуга, по ней могут  
Возвращаться на землю собаки...  
Гром далекий поет песню,  
С шерсти искры летят - грозою -  
Веришь мне? Мы всегда вместе!  
Каждый день, каждый миг - с тобою...  
Здесь я облаком белым-белым  
Солнце, словно мячик гоняю  
Посмотри же скорей в небо.  
Я с тобою! Я тебя охраняю!"
 ::cry20000:: ::cry20000:: ::cry20000:: ::cry20000:: ::cry20000:: ::cry20000:: ::cry20000::

Днём и ночью стоят,не сомкнув своих глаз - Наши ангелы,как часовые...  отгоняя несчастьи ,невзгоды от нас  - Они с нами,а значит- ЖИВЫЕ

Оффлайн yanikkk1

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 2238
  • Рейтинг: 59
  • Пол: Женский
  • ЖИТЬ НУЖНО ТАК,ЧТО БЫ НЕ В ЭТОЙ СТРАНЕ
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #34 : июля 25, 2011, 20:21:06 »
Осень. И такой сезонный, характерный для этого времени года, дождь. Очень противный. А к нему в подарок прилагается ветер, такой холодный, что вынутые руки из карманов сразу же замерзают. На небе тяжелые свинцовые тучи, и солнца мы не видели уже неделю.
Люди стараются как можно быстрее дойти до дома, снять промокшие сапоги, переодеться в теплую, уютную одежду и согреться кружкой горячего чая. Закрыли дверь и теперь в тепле. Как хорошо!
А за дверьми?...
Около забора лежит щенок. Закрыл глаза и дрожит. Голодный. Он давно уже не ел, а на ужин сегодня получил пинок сапогом от никчемного мудака, возомнившего из себя самого сильного примата на этой планете. Доверчивый малый, радостно виляя хвостом и сверкая озорными глазками,ошибочно подошел к нему сегодня вечером. Как же он повзрослел после этого первого урока в своей жизни. И теперь без сил, испуганный, лежит под дожем. Идти некуда. Такой грустный и одинокий. А в окнах уют.
Вы никогда не встречали на своей дороге такого же щенка? Первое, что приходит мне в голову в такой ситуации – это поставить себя на место этого щенка. Его так жалко. Многие, наверное, скажут: «Бедненький!» И никому такого не пожелают (на словах, а на деле? но обэтом позже). И обычный вопрос: «Откуда же ты, малыш, взялся?»
А вот сейчас и узнаете откуда.
Лето. Это то лето, что было перед осенью с противным и холодным ветром. Короче, это лето того же года.
Пора отпусков. Самое время отдохнуть в деревне всей семьей! Ура! Да-да, и собаку с собой обязательно!
- Жучка, залезай в машину! Мы едем отдыхать!
А далее так:

Эх! Солнце, песочек, речка!
Мы все отдыхаем!
А у Жучки течка!
Убежала куда-то она.
Да Бог с ней! Вот ерунда!

Ерунда, говорите? Тогда той самой осенью, с промозглым, «бодрящим» ветерком, выйдите на улицу из своего тесного уютного мирка. Поночуйте там, получите пинок тяжелым сапогом от примата, поголодайте. Ерунда, правда?
Самый большой грех – это когда человек портит чужую жизнь, то ли из-за своей жестокости, то ли из-заслабоумия, но точно не от нужды. Почему человек запросто может испортить жизнь собаке, а потом ныть и стонать, как ужасная зануда и слабак, что кто-то мешает ему? Какое он на это имеет моральное право?

Как много брошенных собак, насколько частыми стали выброшенные в мусорные контейнеры живые щенки… А вы не уследили засвоей Жучкой и дали ей родить. Знакомы, тысячу раз знакомы, ваши оправдания: я всех их пристроил! Да будь оно так, я даже могу в это поверить. А готовы ли вы отвечать за щенков от ваших щенков? «Это цепочка!»
Отсюда и взялся тот самый худой щенок, лежащий под забором. Когда он вырастет, если судьба подарит ему такую возможность, он пройдет самую жестокую школу жизни. Станет большим псом, осторожным и умным и с вечной надеждой внутри, что человек – это не зло. Найдутся (обязательно найдутся!) те, кто будет ненавидеть этого пса. Если представить наше общество огородом, то другими словами, в нем всегда найдутся сорняки. А людям, которые когда-то не уследили за своей Жучкой, которые оставили этого щенка, «сорняки» будут мило улыбаться. Впрочем, нет ничего удивительного, в том,что сорняк улыбается сорняку.
Пожалуйста, помните: «Мы в ответе за тех, кого приручили!» Не портите чужие жизни. И для каждого человека, у когоесть собака, кошка, хорек и т.д., в голове должна пожизненно поселиться аксиома: «никогда нельзя вязать беспородное животное».
И все мифы прошлого века о «вязкедля здоровья» давно уже развеяны.
Вам жалко бездомных животных, если вы любите собак и кошек – то не говорите понапрасну жалостливые слова, а сделайте дело (парадокс, но делать то ничего и не надо, это так просто!) – не плодите дворняжек. Это будет самый весомый вклад с вашей стороны в ситуации с бездомными животными. А боитесь, что не уследите – стерилизуйте и обеспечите спокойную жизнь себе, своей собаке и избавите десятки ненужных несчастныхщенков от страданий.
Если хотите быть селекционером,то купите себе породистую собаку, получите титулы, отдрессируйте по науке,пройдите весь сложный выставочный путь и тогда только вы заслужите право дать возможность появиться на этот свет нужным, красивым, здоровым, счастливым щенкам, за которых вы все же будете в ответе.
С уважением, тот самыймудрый пес, что щенком лежал под забором.

Предвидя негодования и возмущения на тему – «Нашли о ком заботиться. У нас беспризорников полно!», ответим так – отношение к людям прямо пропорционально отношению к животным. И первое воспитывается вторым.
Анна Иванова

Днём и ночью стоят,не сомкнув своих глаз - Наши ангелы,как часовые...  отгоняя несчастьи ,невзгоды от нас  - Они с нами,а значит- ЖИВЫЕ

Оффлайн Диана

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1755
  • Рейтинг: 18
    • ТТ Самурай Невский
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #35 : января 25, 2012, 17:21:42 »
ТТ Самурай Невский
http://sam-tt.ru/

Оффлайн Кэт

  • Hero Member
  • *****
  • Сообщений: 1285
  • Рейтинг: 23
  • Пол: Женский
  • Друг собаки - это звучит гордо.
Re: Как же ты мог?!
« Ответ #36 : апреля 07, 2012, 18:46:06 »
Мне жалко тех, кто нас не понимает,
 Кто в спину шепчет: "Тварей развели!"
 И радостно ладони потирает,
 Узнав о смерти маленькой души.
 Кто палкой тычет бедную собаку,
 Бредущую по улице одну.
 И кто готов бросаться сразу в драку,
 Собачника увидев за версту.
 Где им понять, как сердце замирает,
 Как на душе становиться тепло,
 Когда твой верный пёс тебя встречает,
 Хозяина увидев сквозь окно!
 Скулит от счастья, лапы поджимает,
 Прохладным носом тычется в пальто,
 И полной грудью запах твой вдыхает-
 Скажите, кто вернее будет, кто?
Они, наверное, даны нам свыше,
 Лохматые вместилища любви.
 Друг друга мы порой, увы, не слышим,
 Нас лучше, чище делают они!
 Старушка тихая выходит из парадной,
 В руках несёт завязанный кулёк,
 Ей легче на душе, когда поесть с отрадой
 Бежит к подъезду брошенный щенок.
 А есть такие, кто ещё подсыпет
 К котлетам яду щедрою рукой,
 И горя человеческого выпить
 Торопится за пёсий упокой!
 Не дай нам, бог, с такими повстречаться,
 Не дай нам ,бог, с такими встать в ряды,
 Не дай им, бог, хорошими казаться,
 Собаку от таких убереги……

автора не знаю...
Кошка полна тайны, как зверь; собака проста и наивна, как человек. (Карел Чапек)