Главная

Пользователей: 5
Новостей: 89
Ссылок: 23
Посетителей: 1551302



(DOGcatalog.ru) >> Каталог сайтов о собаках
Рейтинг@Mail.ru

Rambler's Top100

Яндекс цитирования


Основные типы русской псовой борзой перед революцией
В декабре 1925 года на Съезде Кинологов в числе стандартов пород собак, ведущихся в СССР, установлен также стандарт и русской псовой борзой. Стандарт этот собственно не есть продукт работы вышеупомянутого Съезда. Он выработан давно путем Съездов псовых охотников, путем печати и выставок, и на Съезде Кинологов 1925 года получил лишь свою санкцию. Таким образом, стандарт или установленный внешний вид породы псовых борзых со всеми присущими ей характерными признаками никем ныне не оспаривается, да и не может оспариваться. Отсюда всякая кровная псовая борзая собака должна обязательно удовлетворять u1074 всем требованиям этого стандарта, т. е. должна иметь все основные типичные признаки им установленные. Однако, обладая непременными признаками общего экстерьера, порода русских псовых борзых в некоторых деталях была все-таки различна в разных охотах, где она велась самостоятельно и, разнясь в деталях, образовала несколько отдельных типов. Отчего это могло произойти? Дело в том, что до шестидесятых годов прошлого столетия существовали собственно две породы русских борзых: одна из них называлась густопсовой, а другая псовой. Отличие между ними заключалось не только в густоте псовины (шерсти), как можно заключить из их названия, но и во всем экстерьере и даже несколько во внутренних качествах. Густопсовая борзая, кроме необычайной густоты и длины псовины, обладала огромным ростом до 19 вершков в наклоне (в плечах), широкой колодкой (станом), костистыми ногами, страшно развитыми мускулами на плечах, спине и особенно задних ногах (черные мяса) и вообще производила впечатление собаки массивной и как бы грузной, а сообразно с этим и голову имела более широкую с таким же широким, плотным, прямым и длинным щипцом, т.-е. частью головы от глаз к вощку (носу). Глаз этих собак был всегда агатово-черный, огромный, на выкате, а ухо маленькое, угольником и почти постоянно державшееся конем в возбужденном состоянии, в спокойном же заложенное на затылке в виде ножниц. Тип такой собаки великолепно передан Вышеславцевым в рисунке известного густопсового кобеля Удалого его охоты, помещенном некогда на страницах журнала Сабанеева. Что касается второй породы, т. е. собак псовых, то они, обладая менее густой и длинной псовиной сравнительно с густопсовыми, отличались от них меньшим ростом и более легким костяком и ногами, также менее были богаты сообразно кости и мускулатурой. Головы псовых собак были узки и длинны и имели даже наклонность к острощипости (чрезмерной тонкости в конце щипца), с черным или темноореховым глазом и с маленькими посаженными на затылке ушами, которые, однако, при возбужденном состоянии редко ставились ими конем, а обыкновенно только подымались кверху, при чем концы их заворачивались или вперед к голове или в стороны. Надо еще добавить, что обе эти породы отличались также и постановом шеи. В то время, как у густопсовой шея была короткая и голова на ней была посажена совершенно горизонтально, у псовой собаки шея изгибалась в виде отлогой дуги и голова к ней была прикреплена соответственно этому погибу щипцам несколько вниз. Наконец кроме перечисленных различий густопсовая и псовая борзая были отличны друг от друга и окрасом (цветом псовины). Густопсовые всегда были светлых окрасов, начиная от чисто белого, псовые же преимущественно темных, начиная с черного. Вот те внешние признаки двух пород русской борзой, которыми они отличались друг от друга.
Что касается внутренних их качеств, то можно сказать, что особенно серьезного различия между ними не было и было лишь одно различие в использовании силы. В то время, как густопсовая борзая была резва и прытка на коротком расстоянии или, как говорят псовые охотники, «на коротке», псовая собака выдерживала более далекие расстояния и могла ловить более продолжительное время. Это объясняется опять-таки той местностью, где каждая из этих пород имела применение. Густопсовая борзая, как я сказал выше, была распространена в более северных областях и более лесистых, поэтому и ловить ей приходилось на более коротких полях и даже перемычках (узкое пространство поля между опушками леса) и полянах, где нужна молниеносная быстрота и бросок, так как зверь быстро исчезал с глаз, перемахнув короткое пространство поля, а псовая в более южных местах, где нужна была и более дальняя доскачка (догонка зверя) и зверь мог более продолжительное время быть у нее на виду, а потому ловить его приходилось более долгое время. Приспособляясь к местности в своем стремлении поймать зверя, очевидно, густопсовая борзая должна была u1086 отдавать сразу всю свою силу, псовая же наоборот в силу приспособления к условиям местности должна была эту силу сберегать. Таким образом, надо сказать, что большой разницы в силе у обоих пород не было и лишь
расходовалась она с большим или меньшим напряжением, а потому и хватало ее на более долгое или более короткое время. Нельзя, однако, сказать, чтобы густопсовая не могла ловить в полях, а псовая не могла поймать на перемычке или поляне, а потому обе эти породы имели своих поклонников среди
охотников и северных и более южных. Так было до шестидесятых годов прошлого столетия, когда псовые охоты в большинстве прикончили свое существование. Борзые собаки уцелели кое-где чуть ли не единичными экземплярами и о ведении породы в чистом виде нельзя былой помышлять. С этого времени начинается смешение обоих указанных мною выше пород. Когда же учрежденное в 1873 году в Москве «Общество размножения охотничьих и промысловых животных и правильной охоты» устроило первую свою выставку, псовым охотникам, приехавшим на нее, пришлось констатировать полное смешение обоих пород, не говоря уже о примеси к ним кровей английских и южных собак. В печати и на Съездах между охотниками поднялась полемика об экстерьере густопсовой и псовой борзой и все это закончилось наконец выработкой единого общего стандарта для экстерьера, «псовой» борзой, а название «густопсовой» было откинуто. С этого же времени, т.-е. с основания упомянутого выше Общества, начинается усиленная деятельность псовых охотников по восстановлению породы борзых собак и с этого же времени, именуя их только, «псовыми», эти охотники из остатков кровных собак начинают создавать свои типы собак, сходные общими признаками породного экстерьера, но разнящиеся в деталях. Эти детали определились вкусом каждого отдельного владельца собак, но в общем, конечно, приближением типа собак одного - к густопсовым, а другого - к псовым. Надо отдать полную справедливость многим псовым охотникам, что они не жалели сил и проявили много энергии в этом направлении и их упорные стремления закончились полным успехом. Русская псовая борзая снова достигла необычайной красоты в соединении с прекрасным полевым досугом (охотничьими качествами).
В средней полосе России образовавшихся таким образом основных отдельных типов псовых борзых собак ко времени революции надо считать семь: 1) Першинские, 2) Озеровские, 3) Болдаревские, 4) Челищевские, 5) Сумароковские, 6) Гейеровские и 7) Бибиковские.

Отличительные особенности этих типов следующие:
1) Першинские - эти собаки соединяли в себе лучшие крови старинных борзых и по типу делились на две группы: собак темного окраса и собак светлого окраса.
Первые имели узкую сухую голову с небольшою горбиною к концу щипца, темный на выкате глаз, ухо, поставленное высоко и правильно заложенное на затылке. Рост от 17 - 17 1/2 вершков. Псовина у них была довольно густая, мягкая и волнистая, но не в завитках. Правило тонкое и в правильном серпе. По внешнему виду они были собаками легкими и богатством кости не отличались. Вообще более приближались к типу старинной псовой собаки. В поле были преимущественно резвы, но злобы были посредственной.
Что касается второй группы, т.-е. собак светлого окраса, то они отличались от первых преимущественно головами, которые у них были также узки, сухи и длинны, но щипцы почти всегда прямые. Рост такой же. Псовина большей частью в завитках. Правило такое же. По внешнему виду эти собаки были вначале более костисты и массивны, так что более приближались к типу густопсовых, однако впоследствии в погоне за исключительной резвостью Першинская охота и этих собак облегчила значительно. Надо вообще сказать, что Першинские собаки под конец своего существования приобрели очень облегченный тип, граничащий с тонкокостостью. О полевом досуге собак светлого окраса можно сказать то же, что и о темных. Чтобы приобрести себе более точное понятие о Першинских собаках, я рекомендую желающим обратиться к описанию их, сделанному Д. П. Вальцовым в его отдельной книге о Першинской охоте и перехожу к описанию других типов.
2) Озеровские - собаки довольно рослые, хотя редко достигавшие 17 1/2 вершков у кобелей и 17 вершков у сук. Окрас преимущественно или чисто белый или белый с половыми и серыми пежинами. Псовина очень густая, но не особенно длинная, образующая во всяком случае завиток, но не волнистая. Особенным характерным признаком этой породы служила горбоносость и закат лба назад, так что голова казалась как бы изогнутой от глаз в обе стороны, т.-е. к вощку (носу) и затылочному
гребню. Глаз у этих собак был поразительный; черный на выкате, очень открытый и умный на кровяном белке или, как говорят охотники, «на крови». Ухо тонкое и маленькое и хотя немного низко поставленное, но плотно притянутое к голове и подвижное. Правило (хвост) по большей части в серпе, тонкое и с длинной волнистой псовиной. Костью эти собаки были очень богаты и через то широки в заду и спине. В поле они были резвы, сильны и злобны, но без броска. Наконец кровь Озеровских собак, будучи прилита к крови других, особенно облагораживала вид собаки.
3) Болдаревские - собаки роста среднего. Кобели 16 - 17 вершков, суки 15 – 16 1/2 вершков. Окрас преимущественно белый с половыми и красными пежинами. Псовина средней густоты, длинная в крупном завитке. Глаз такой же, как у Озеровских, но голова прямая и лишь иногда с небольшой горбинкой к вощку (носу). Ухо тонкое и маленькое, довольно подвижное, но не всегда подымающееся
конем, а по большей части при возбужденном состоянии, отгибающееся в стороны концами. Правило правильное в серпе и с хорошей уборной псовиной. Костью эти собаки были более тонки, чем Озеровские и потому имели вид легкий. В поле были резвы и с броском, но особенной злобой не отличались.
4) Челищевские - это самые рослые из всех типов псовой борзой. Кобели до 18 1/2 вершков, а суки до 17 1/2 вершков. Окрас половой в серебре, краснополовой и белый с половыми в серебре и красными пежинами, редко с чубарыми и серыми. Серебристый налет на половой, а иногда и краснополовой
псовине происходил от того, что эти цвета на концах псовины переходили почти в белый. По густоте и длине псовины собаки эти не имели себе равных. По спине, на боках и шее псовина у них была в крупном завитке, а на гачах (заду) волнистая, при чем тонкая и мягкая, как шелк, доходящая длиною до 1/2 аршина. Голова длинная прямая с плотным и широким щипцом иногда с небольшой горбиной
к вощку. Глаз такой же, как у Озеровских собак. Особенным отличительным признаком этого типа собак служило ухо, маленькое, тонкое, совершенно острое и посаженное много выше линии глаза. В возбужденном состоянии оно подымалось конем, при чем оба уха так плотно сжимались между собою, что образовали как бы треугольник, в спокойном же лежали на затылке, перекрещиваясь между собою в виде ножниц. Шея этих собак была короткая, одетая псовиной, как муфта. Правило правильное в серпе с длинной волнистой псовиной снизу, а сверху в завитках, начиная с основания правила и приблизительно до половины, переходя затем в волну. Кость и вся колодка богатырская, дающая собаке на первый взгляд массивность и грузность. Однако, в поле собаки эти были очень резвы, с огромным броском, совершенно бессъездны, т.-е. нестомчивы и злобны. Этот вид собак по времени ведения породы самый древний.
5) Сумароковские - это также очень рослые собаки, кровей очень старых Кареевских, до самого последнего времени сохранившие тип этих собак и чуть ли не последние их представители. Кобели ростом до 17, а суки до 17 вершков Окрас белый с половыми и краснополовыми пежинами. Псовина, хотя и уступающая по густоте Челищевским, но все же очень густая в крупных завитках. Голова длинная прямая с плотным и широким щипцом и с горбиной к вощку. Отличительным признаком этого типа собак был несколько светловатый глаз и некоторая подопрелость глазных век, розоватость губ и вощка. Ухо тонкое, маленькое и плотно притянутое к голове, u1085 но конем эти собаки его
не ставили, а лишь подымали кверху, при чем концы ушей отвертывались в стороны. Правило имели правильное, но не в серпе, а в виде сабли, т.-е. изогнутое отлого. Кость и колодку их можно назвать крепкими, но наблюдалось иногда превосходство развития переда, зад же был несколько уже. В поле этих собак мне видеть не приходилось, но по отзывам многих охотников, ездивших с ними, они были и резвы и особенно злобны.
6)Гейеровские - собаки, ведшие свое происхождение от собак старого и известного охотника Березникова. Ростом они не отличались. Кобели до 16 1/2 вершков, суки до 16. Окрас черный с красными подпалинами (румянами) и тёмнокрасный, иногда с сединой. У тёмнокрасных кроме того была мазурина на щипце, т.-е. щипцы были, начиная от глаз, черные. Густотой псовины собаки эти не отличались и сама она на ощупь была грубовата (жестка). Голова прямая, но не особенно длинная с выемкой на щипце, а сам щипец с некоторою наклонностью к острощипости (остроте). Отличительным признаком этого типа был желтый глаз, что производило неприятное впечатление на фоне черного окраса. Ухо довольно низко посаженное, хотя и плотно притянутое к голове. В возбужденном состоянии собаки эти как-то подымали вместе с ушами всю кожу на верхней части головы, т.-е. на затылочном гребне и образовали таким образом над головой как бы капор. Правильными правилами эти собаки также не отличались и имели правила, иногда сваленные на одну сторону. Костью и колодкой они в последнее время обеднели ввиду того, что порода эта велась исключительно в самой себе, очень долго и не освежалась кровью других собак. В поле эти собаки резвы не были, но злобны были до беспамятства. Взявши волка (при чем надо сказать, что все они брали в глотку), они замирали на нем, зажмуривали глаза и поджимали под себя передние ноги. Оторвать их от волка было делом большого труда. Злобой с этими собаками не могла сравниться ни одна порода.
7)Бибиковские - этот тип собак особенно был распространен среди охотников Тульской губернии. Ростом собаки эти были некрупны и даже можно сказать мелки. Кобели 16, а суки 16 вершков и даже были мельче. Окрас всех мастей за исключением черного. Черных из них не выходило. Псовина также была разного характера вплоть до жесткой, стоящей ежом, и вообще на ощупь была очень груба и не густа. Голова определенного типа не имела и была по большей части груба. Глаз небольшой и разных оттенков, хотя светлого глаза у них замечать мне не приходилось. Уши тоже были и в посадке и в манере держать их весьма разнообразны. Костью и колодкой собаки были довольно прочные. Вообще об этих собаках можно сказать, что по внешнему виду они были весьма непривлекательны, но по полевым своим качествам очень ценились охотниками Тульской губернии, за пределы которой как будто и не вывозились. Происхождение свое они вели от старых собак Назимовских, отличавшихся и прежде грубыми головами и вообще неэлегантным видом, но очень злобных к волку, каковое качество вполне унаследовали и Бибиковские собаки.
Вот вкратце описание тех типов псовой борзой, которые существовали как основные в последнее время до уничтожения их революцией.Можно сказать, что материал был богатый, достижения отдельных охотников огромныи русская псовая борзая стала в то время на такую высоту, что не могла быть превзойдена никем из заграничных охотников, ее разводивших. В настоящее время еще есть некоторые остатки этих типов и при некоторых условиях восстановление породы псовой русской борзой еще возможно, но с каждым годом промедления в этом направлении возможность эта становится все менее и менее вероятной и если не будут приняты спешные и решительные меры с этой стороны охотничьими организациями, то дело восстановления рискует стать непоправимым и русские псовые охотники навсегда лишатся своей несравненной борзой собаки.

Н. Челищев
Журнал «ОХОТНИК» 1926 год, № 7
 
© 2005 – 2018 Секция "Родезийский риджбек" при МООиР